В последнее время в современном мире широко распространился определенный тип мышления, который можно сформулировать следующим образом: “Пусть Бог сначала явит мне Себя, а там уж я подумаю: стоит ли мне меняться”. Эта своеобразная зависимость личного обращения от личного откровения в эпоху научного прогресса и компьютерных технологий достигла небывалого размаха. Не исключено, что эта позиция — прямое следствие социальных катаклизмов и краха великих идей XX века, дополненная влиянием гаджетов очередного поколения, являющих собой “чудо без чуда”. Иногда возникает ощущение, что спираль Времени сделала свой очередной виток, и мы оказались невероятно близки к эпохе язычников и первых христиан, когда все объяснялось капризами богов и необходимостью поклонения нужному идолу, а христианская вера казалась наивной.

Чем же современный человек хуже или лучше древнего язычника? Ведь при всем развитии цивилизации человеческая природа осталась прежней, изменились только условия бытия. Не отсюда ли порой возникает тоска об утраченной государственной партийно-идеологической символике, пропитанной духом язычества, где люди формально возносились на уровень богов, не оставляя места лишь Единому Богу, где безраздельно владычествовала некая благая идея, неотвратимо, как рок, губившая миллионы? Даже сейчас,когда мы знаем отчего идёт дождь, по каким законам наступает утро и как писать смс-ку, мы по прежнему пытаемся наделить Бога человеческими чертами характера, как это делали язычники, но даже не пытаемся приблизиться к Нему. Как во времена язычников и первых христиан, так и в XXI веке, когда мы знаем анатомию, сшиваем тончайшие нервные ткани, меняем больные органы на здоровые, мы все еще заглядываем «одним глазком» в гороскопы и пользуемся услугами гадалок.

Что это: инертность сознания и наследие языческого прошлого или дьявольские происки? И можем ли мы говорить о свободе выбора, если мы сами желаем подчинить наше существование судьбе? В этом контексте любопытно рассмотреть фильм “Персонаж” Марка Форстера.

Сюжет фильма довольно необычен. Писательница Карен Айфел заканчивает свой последний роман об одиноком человеке Гарольде Крике. Но она даже не подозревает о том, что ее персонаж не просто плод творческой фантазии, а реальный, живой человек. Настоящий Гарольд Крик живет, умирая от скуки, пока в один прекрасный день не начинает слышать голос Карен, рассказывающий о том, что и как ему следует делать. Жизнь Крика преображается, он начинает общаться с коллегами и ухаживать за женщинами. Настоящее беспокойство овладевает Гарольдом, когда он слышит, что Карен планирует завершить роман его гибелью.

В сюжете фильма сокрыто несколько концепций, каждая из которых интересна с точки зрения размышлений над нашей темой:
— Бог как Автор?
— человек как бог?
— свобода выбора и судьба

Концепция №1 — Бог как Автор

Во всех основных религиях Бог выступает Творцом, Создателем мира. Можно сказать, что понятие «Бог» в определенной философской плоскости уравнивается с понятием «автор».

Писательница Карен Айфелл создаёт мир в пространстве своего романа, создаёт и своего персонажа — Гаролдьда Крика. В этом контексте очень соблазнительно представить логическую конструкцию: Бог=Автор=Карен. Но внимательно прослеживая сюжетную линию, легко заметить, что Карен в тоже время не совсем творец Гарольда Крика. Да, она — автор произведения, но сам Гарольд не плод её творческого воображения, а скорее подкидыш или кролик для фокуса с кровавой развязкой. Ведь все персонажи Карен используются только ради эффектного финала под названием Смерть. Когда же она понимает, что ее герой не просто персонаж, а живой человек со своей судьбой, ей становится страшно от сознания абсолютной реальности и неизбежности своего преступления. И тут в душе Карен начинается сложная нравственная борьба в духе Достоевского, в которой побеждает «тварь». И эта победа «твари» в душе Карен без труда разрушает логическую конструкцию Бог=Автор=Карен.

С точки зрения христианской концепции Карен — Тварь, сотворенное живое существо, но не Бог. При всем ее аутизме, она боится кары Господней на подсознательном уровне, о чем ярко свидетельствует ее финальное раскаяние: «Я убила убила, убила их всех…» Мы видим, что в фильме взаимодействуют между собой два Божьих творения. Неведомым, фантастическим образом их жизни переплетаются, при этом Карен сначала констатирует действия Гарольда, потом меняет его жизнь фактом своего существования и в финале придумывает ему смерть. Придумывает, но парадоксальным образом не убивает. Ведь Гарольд, хотя и соблюдает видимость воплощения замысла Карен, идёт на смерть сам, зная на что он идёт и сознательно делая свой выбор.

В основе христианского учения о взаимоотношениях Бога и Человека присутствует одна немаловажная деталь — Любовь. Бог есть Любовь, и человек, как Творение Божье, всецело объят этой любовью. В отличие от христианского, почти семейного взгляда на взаимоотношения Бога и Человека, отношения представителей античного пантеона и людей строятся совсем на другой основе. По преданию, Афродита вдохнула жизнь в глиняного человечка, а дальше все пошло своим чередом. Причём жизнь богов на Олимпе шла параллельно человеческой. Богам были необходимы поклонения и жертвы,боги забавлялись, мстили, иногда одаривали людей своей чувственной или родительской любовью. В общем это была обычная бесконечная человеческая жизнь, полная пороков и удовольствий, названная божественной лишь в силу своей бесконечности.

Концепция №2 человек как бог

В христианской традиции человек может быть приравнен Богу исключительно в сфере творчества. Не в изготовлении ремесленных поделок или заказных романов, а в настоящем, подлинном и честном творчестве, «из любви к искусству». Цели, задачи и представления об искусстве у творческих людей разные, но подлинные произведения всегда пропитаны не только отточенным мастерством ремесленника или жаждой эпатажа, а той самой живой водой Духа, которую ни чем не заменишь. Именно к этому состоянию приходит Карен в финале, неожиданно спасая своего персонажа. Вполне очевидно, что для нее открытие реальной смертоносности ее героев, явилось переломным моментом творчества. Через это осознание Карен, неожиданно для самой себя, приближается к Богу, уподобившись Ему творческим актом.

В отличие от христианства, в античной языческой традиции сравнивать себя с богами было очень опасно, ведь боги редко прощали такую дерзость. Хотя многим и льстило сравнение с Аполлоном или Афродитой, но сравнение это было возможно лишь потому, что боги по своей сути были лишь бессмертными людьми, а не Подлинным Божеством.

Концепция №3 свобода выбора и судьба

В финале фильма главный герой жертвует своей жизнью ради спасения жизни другого человека.

Вся трагедия состоит в том, что Гарольд этот выбор делает сознательно. Гарольду удаётся заполучить рукопись Карен и прочесть роман о себе. Он знает свою судьбу, что ему предстоит умереть и идёт на это, потому что иначе погибнет ребенок. Надо отметить, что Гарольд совершает настоящий христианский поступок — он жертвует собой ради мальчика, то есть выбирает Благо, но при этом героизм персонажа заключается именно в знании своей судьбы и следованию року.
В фильме Карен не Бог как автор, но богиня античного мира. Она — Мойра по имени Клото. Клото — пряха, прядёт нить судьбы, прядёт её неуклонно и спокойно. В жизни Клото был один примечательный эпизод — она вернула жизнь Пелопе, что без сомнения совпадает с сюжетом фильма.

Когда Карен решается спасти своего персонажа, то орудием спасения Гарольда оказываются его часы, осколок которых закрыл разорванную артерию. Прообраз этого действия можно найти и в мифе о Пелопе, плечо которого после оживления подлатали вставкой из слоновой кости (почти фрагмент часов) — та же механическая материя, спасающая жизнь материи одушевленной.

Известно, что в античной мифологии существовало три Мойры. В фильме роль второй Мойры играет профессор Джулс Хилберт — литературный критик и исследовать. Основная тема исследований профессора литературная фраза: «Мог ли он знать…» Карен, размышляя над финалом своей книги, принесла ему роман на прочтение, и Хилберт определил длину жизни Гарольда фразой: «Гарольд должен умереть». Профессор — Мойра Лахесис. Лахесис определяет длину жизни. В одном из эпизодов довольно любопытно обыграна тема трона над бассейном, отчетливо проводя параллель с характерными высокими стульями, на которых восседают Мойры. Бассейн безусловно ассоциируется с Летой — рекой Забвения античного мира мертвых. Мойры сидят на своих высоких стульях, прядут и поют. Клото поет о настоящем, Лахесис о прошлом. Профессор Хилберт — исследователь, он читает лекции о прошлом, он изучает историю литературы, анализирует её. Кстати, если снова вернуться к мифологии, Лахесис наблюдала за родами Лето. Подобно этому Хилберт наблюдал за рождением персонажа у Карен.

В фильме есть и третий ключевой персонаж — Пенни Эшер. Она — Мойра Атропа. Неумолимая, неотвратимая, никогда не нарушающая сроки. Её песня — о будущем. Пенни всегда говорит о будущем. Атропа перерезает нить судьбы. Когда Карен пишет финал романа, то есть свой второй финал, Пенни нет рядом, Пенни выходит за сигаретами и таким образом даёт Гарольду шанс.

В языческой парадигме нет и не может быть свободы. Герой либо смело идёт на встречу року, либо трусливо и бесполезно бежит от него. Произвол богов и самодурство богинь не вписывается в библейскую концепцию и в лучшем случае героя ждёт прославление потомками в виде гимнов и эпосов и тут не может быть и речи о вечной жизни с Богом и спасении души, лишь унылое существование в чертогах Аида. Поскольку фильм построен на символизме героев, противоречащем христианскому взгляду на вещи, рассуждать о свободе выбора в свете третей концепции достаточно сложно.

Это классическая древнегреческая трагедия, помещеная в контекст христианской цивилизации, иными словами — чистейший постмодернизм. Все признаки трагедии налицо: здесь и решение вопросов бытия и канон единства действия, когда отображаются события, которые оказывают значимое воздействие на судьбу главного персонажа и гибель героя в финале. В трагедии изображается непримиримый конфликт личности с противостоящим ей роком, неизбежно ведущий к гибели героя, с монологами отчаяния, хором клерков и классическими диалогами.

Ксения Тихонова
Оригинал статьи

VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/7 (0 votes cast)
VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)