Комментируя получение «Оскара» за фильм «Дерсу Узала», режиссёр Акира Куросава сказал: «Юрий Ракша, с которым мне посчастливилось работать, – самый опытный, талантливый профессионал и знаток своего дела…».

Юрий Михайлович Ракша (Теребилов) — русский художник, художник-постановщик, иллюстратор, яркий представитель живописи позднего соцреализма.

Родился в 1937 году в Уфе в семье рабочих. С десяти лет занимался в местной изошколе. Война пришла в дом художника раньше, чем в для большинства его сверстников: в 1939 году отец — Михаил Теребилов — был призван на Финскую войну. Все военное время семья Теребиловых голодала, еле сводя концы с концами. «Отчетливо помню скрип отцовской портупеи, запах ремней и шинели, помню вкус жмыха и картофельных очистков и еще каких-то трав и черных ягод, росших в овраге и по полянам. Светлая и печальная память детства». Военная тематика станет одной из центральных в творчестве художника.

После 8–го класса Юра приезжает жить в Москву, где поступает в среднюю художественную школу при институте им. В.И.Сурикова, которую оканчивает с серебряной медалью.

1957 – 1963 гг. — учеба на художественном факультете ВГИКа. В качестве дипломной работы Ракша представил 16 эскизов к фильму, посвященному сегодняшнему дню. Диплом был оценен на «отлично». «Меня неудержимо влекло к Человеку. Я хотел разглядеть, расшифровать, раскрыть его характер, найти своего героя… Его черты растворены вокруг, в моих друзьях, в знакомых и незнакомых, во мне самом. Все живущие на земле по-своему – герои нашего времени, современники»

Во время учебы, в 1962 году Юрий женится на студентке сценарного факультета Ирине Евгеньевне Ракше и берет себе фамилию жены. На долгие годы жена становится для него помощником и музой. «Вчера нашел Евдокию. И совсем рядом. Милая моя жена надела, как мне было нужно, платок. И я вижу — она. Я и раньше все искал ненароком похожих на нее. Да вроде — не ее. А она — вот она, рядом. Вскинутые брови, большие полуопущенные глаза, чистый непорочный лоб. Евдокия есть!» 19.03.1980 (Персональный сайт Ирины Ракши)

После окончания учебы Юрий Ракша начинает работать художником-постановщиком на Мосфильме. Первая работа в кино — «Время, вперед!» (1965 г., совместно Абрамом Фрейдиным), в дальнейшем он оформил более 10 художественных фильмов. Работал с режиссерами: Швейцер, Моносарова, Куросава, Шепитько. «Биография моя как художника началась с кинематографа. Пятнадцать лет отдано этой работе, сделано немало фильмов. Видимо, этого было достаточно, чтобы овладеть всеми тонкостями профессии художника кино и в то же время сделать выбор в пользу живописи».

В 1968 году Ракша дебютирует как живописец на молодежной выставке московских художников и в скором времени получает признание. В 1970 его работа «Современники» награждается премией Московского комсомола. С этого момента Юрий Михайлович активно работает во всех доступных направлениях художественного творчества, считая себя в первую очередь художником. «Если художественная школа открыла мне великих русских художников — Сурикова, Серова, Репина, Врубеля, Коровина — главных моих учителей, а ВГИК познакомил с мировым искусством, то и кинематограф дал мне первые и главные жизненные уроки и большой материал для творчества. Он научил много и беспрестанно работать. Я успевал делать книги, киноплакаты, диафильмы. Но гл, постоянно искал себя в живописи».

Ракша много путешествует по стране, ищет сюжеты для своих картин во всем молодом, новом. Он встречается с инженерами, строителями, навещает БАМ. Для него важно, что новая жизнь зарождается посреди природных пейзажей. В дальневосточной тайге, на площадках нефтяников, у геологов его не оставляет чувство близости к основам мироздания и жизни. Постепенно это переживание трансформируется для него в искренне религиозное чувство. «Я православный, может, потому гуманизм для меня, служение Богу и красоте, гармоническое единство человека с природой, всё это восходит к вечным темам искусства. Важно только, чтобы идея была принята сердцем, как своя, пережита и прочувствована. Соучастие, сострадание всему сущему на земле — непременное качество художника».

Главной работой художника считается триптих «Поле Куликово». В этом сюжете для художника объединились все основные темы его творчества: война, патриотизм, ответственность молодых за будущее страны. «Битва на поле Куликовом, ставшая днем рождения большой Руси Московской, имеет непреходящее значение в веках. Это наше начало, наши истоки, наша гордость. И в трудные для Родины времена, в час испытаний всегда будет светить над ней гордая слава поля Куликова. «И вечный бой! Покой нам только снится…» — эти вещие строки А. Блока стали так созвучны моим мыслям. Уже потом, стоя у картины, я услышал по радио песню, в которой солдат Второй мировой войны, русский солдат спрашивает, где же оно, поле Куликово, и актер как бы отвечает ему — «оно там, где ты стоишь», именно там — твое поле Куликово«. Еще в процессе работы над картиной «Куликово Поле» Ракша оценивал ее как главное творение своей жизни. «Быть может, именно для этого я приехал пятнадцатилетним парнем, стриженным наголо, в Москву из провинции — поступать в художественную школу. Быть может, для этого учился в институте кинематографии, ВГИК давал знания материальной культуры, архитектуры, истории мирового искусства и то «необщее выражение», которое отличает его выпускников. И вот параллельно с работой в кино я уже много лет работаю как профессиональный живописец. Мои первые картины принесли мне веру в себя, признание, и это, быть может, все для того, чтобы я пришел к последней своей работе «Поле Куликово».

Первого сентября 1980 года Юрий Ракша умер в возрасте 42 лет от острой формы лейкоза и был похоронен на Ваганьковском кладбище. Сегодня его картины можно увидеть в Третьяковской галерее, а также Башкирском государственном художественном музее имени М.В. Нестерова города Уфы, главным хранителем которого долгие годы была родная сестра художника Валентина Мефодьевна Сорокина (Теребилова). «До войны, война, после войны — вот три эпохи, и все это мое детство. Я считал голод, холод и горе вокруг всегдашней принадлежностью жизни, ее неизменной данностью. После седьмого класса я думал идти на завод. Однако дальнейшее проходило у меня под знаком неведомой звезды надо мной. Художественная школа, институт, «Мосфильм», аспирантура, книги, живопись, мастерская, жена, дочь — все получалось, все состоялось, осуществилось».

Ракша, "Ожидание", 1965 г.

«Ожидание», 1965 г.

Юрий Ракша, "Двое", 1967 г.

«Двое», 1967 г.

Юрий Ракша, "Воскресение", 1968 г.

«Воскресение», 1968 г.

«Воскресение», стала для меня по-своему визитной карточкой, стала моей программой. Я люблю это слово «программа». Для меня это означает осознанность. И эту свою работу я считаю первой своей картиной в смысле зрелой осознанности. Это картина именно потому, что она сочинение. Скажем, наблюдение, впечатление, детали — все это лишь элементы, составляющие конкретный замысел. Но главное — это сочинение. Я никогда никуда не ездил «за картиной». Сначала она создавалась внутри меня (в результате пережитого), а уж потом, нащупав, сочинив, я ехал за тем, чего недоставало — героя ли, заката ли, рисунка ли, трав или цветов.

В картине «Воскресение», картине-воспоминании о послевоенном времени, решающим было мое представление, а не конкретное состояние дня. Это мое обобщенно-созерцательное, символическое толкование пейзажа. Это не день недели, а воскресение памяти детства, когда деревья казались большими, немая остановка мгновения, которое было прекрасно. Прекрасно ощущением непреходящей сущности земли, деревьев и неба. Думаю, что состояние гармонии мира, извечной красоты природы, а также тревоги за это будет еще не раз привлекать меня».

Юрий Ракша, "Настроение", 1968 г.

«Настроение», 1968 г.

Юрий Ракша, "Моя мама", 1969 г.

«Моя мама», 1969 г.

«Я узнал от мамы: она тоже работала на Магнитке, приехав туда совсем еще молодой деревенской девчонкой… Картина «Моя мама» была задумана как лирическое посвящение ее молодости, тому героическому, любимому мной времени, полному веры и романтики. И пришел в картину золотой свет, в котором словно купались фигуры девушек. Их духовная и физическая красота сливались для меня в гармоническом единстве. После выставок и публикаций в журналах я получил очень много писем об этой картине. И особенно дороги те, которые писали ровесники того времени, строители Магнитки. Они узнавали в моей работе все — и самих себя, и детали быта. С тех пор картина начала большую жизнь на выставках у нас в стране и за рубежом. Она ушла, отдалилась от меня, И толь ко порой с грустью и нежностью я встречаю ее в самых разных изданиях, а то в общежитии у шоферов БАМа или в чукотской яранге».

Юрий Ракша, "Моя Ирина", 1969 г.

«Моя Ирина», 1969 г.

Юрий Ракша, "Подснежники", 1969 г.

«Подснежники», 1969 г.

Юрий Ракша, "Обнаженная на меху", 1968-1978 г.

«Обнаженная на меху», 1968-1978 г.

Юрий Ракша, "Август", 1969 г.

«Август», 1969 г.

Юрий Ракша, "Сон", 1969 г.

«Сон», 1969 г.

Юрий Ракша, "Тыл", 1970 г.

«Тыл», 1970 г.

«Образ матери все не оставлял меня. Оживала и память военного детства. Так родилась картина «Тыл». Скупой графичный пейзаж, картофельное поле, дети, копающие картошку. В центре портретно и канонически — образ моей мамы (и еще — сестра, бабушка и я). Рукоятки картофельных тачек, как зенитки, воздетые к небу, готовые защищать вдовью участь. В такой форме мне хотелось рассказать о русской женщине, вынесшей на своих плечах тяжесть войны, тяжесть тыла».

Юрий Ракша, "Современники", 1970 г.

«Современники», 1970 г.

Юрий Ракша, "Рожденным - жить", 1971 г.

«Рожденным — жить», 1971 г.

Картина «Рожденным жить» была написана после трагической гибели во Вьетнаме на поле боя вьетнамского кинооператора, друга Юрия Ракши, сокурсника по ВГИКу.

Юрий Ракша, "Уральские горы", 1972 г.

«Уральские горы», 1972 г.

Юрий Ракша, "И поет мне в землянке гармонь", 1973 г.

«И поет мне в землянке гармонь», 1973 г.

«Картина «И поет мне в землянке гармонь» композиционно связана с картиной «Современники», написанной несколько раньше. В сущности персонажи обеих картин — мои ровесники. Но это — отцы и дети. Перекличкой в построении мне хотелось объединить их, связать общей идеей: живи и помни! Так, вольно и невольно мой жизненный и творческий отчет ведется оттуда, из войны, из моего детства. Да и теперь я снова и снова возвращаюсь туда»

Юрий Ракша, "Женский портрет", 1973 г.

«Женский портрет», 1973 г.

Юрий Ракша, "Писатель Василий Шукшин", 1973 г.

«Писатель Василий Шукшин», 1973 г.

Юрий Ракша, "Портрет с шоколадницей", 1974 г.

«Портрет с шоколадницей», 1974 г.

Юрий Ракша, "Васильки. Лето", 1974 г.

«Васильки. Лето», 1974 г.

Юрий Ракша, "Донбасс", 1974 г.

«Донбасс», 1974 г.

Юрий Ракша, "Первая встреча с Дерсу Узала", 1974 г.

«Первая встреча с Дерсу Узала», 1974 г.

«Этот фильм по форме был задуман Куросавой как неторопливо-созерцательное повествование, и уже поэтому он сильно отличался от его предыдущих, зачастую остросюжетных, игровых лент. Сам в прошлом художник, Куросава и на Дерсу Узале уделял много времени и внимания изобразительной стороне, у нас она была поставлена буквально во главу угла.
Хотя мы сняли почти весь фильм в условиях подлинной дальневосточной тайги, так называемая естественность тайги создавалась нашими (порой невероятными) усилиями прямо на площадке, на месте съемок, из кадра в кадр (сцены переправы у водопада, сцены с тигром и пр.). Очень скоро полушутя мы стали называть эту работу икебаной. И в самом деле, в этом было что-то от священнодействия. При съемках не было мелочей. Все было важным, все должно было работать на драмагургию. Режиссер успевал и смотреть камеру, и работать с актером, и проверять организацию кадра, особенно по первому плану. Так, в одном из осенних проходов отряда, снимаемом в контровом освещении, Куросава попросил бронзовой краски, чтобы окрасить края осенних листьев — для эффекта светящегося ореола. И это не было капризом художника (хотя этот эффект заметить на экране было трудно), это была работа на драму, ибо природа в нашем сценарии была действующим лицом. Да и в самой этой фантазии Куросавы было что—то такое, что само по себе создавало настроение не только в кадре, но и на площадке».

Юрий Ракша, "У ручья", 1975 г.

«У ручья», 1975 г.

Юрий Ракша, "Весна в Приморье", 1975 г.

«Весна в Приморье», 1975 г.

Юрий Ракша, "По белу снегу", 1975 г.

«По белу снегу», 1975 г.

Юрий Ракша, триптих "Все о Еве" - "Адам и Ева", 1975 г.

Триптих «Все о Еве» — «Адам и Ева», 1975 г.

Юрий Ракша, "Сотников перед казнью". Эскиз к кинофильму "Восхождение", 1975 г.

«Сотников перед казнью». Эскиз к кинофильму «Восхождение», 1975 г.

«Счастье — это когда тебя понимают»,— прочел я однажды цитату в школьном сочинении моей дочери. В нашем деле это счастье в общем-то случается не так уж и часто. Тем дороже мне последний фильм «Восхождение (реж. Л. Шепитько, по повести В. Быкова «Сотников»), где это произошло. Когда я прочел предложенный мне режиссером сценарий, он так меня потряс, так тронул своей глубокой драматургией, что в тот же вечер я принялся за эскиз. Это была не декорация. Это был портрет главного героя повествования Сотникова. Портрет в кульминационный момент его жизни — перед казнью. Вот этот эскиз и определил для меня главное — буду работать, не могу не работать. А портрет этот стал потом основой для поисков актера».

Юрий Ракша, "Автопортрет", 1976 г.

«Автопортрет», 1976 г.

Юрий Ракша, плакат к кинофильму "Восхождение", 1977 г.

Плакат к кинофильму «Восхождение», 1977 г.

«Работа на фильме «Восхождение, останется для меня уникальной и потому, что идеи фильма, совпавшие с нашими идеями воспитывали, дисциплинировали и нас самих. Мы стали максималистами, работали истово, на полной отдаче и требовали этого от других. Позже этот эмоциональный накал воплотился у меня в замысле и написании живописного триптиха «Кино» («Поиск», «Работа», «Премьера»). Героями его стали все мы, создатели этого фильма, наша творческая группа. И поиск, и работа, и даже премьера — все этапы творческого процесса стали предметом моего внимания, рассмотрения».

Юрий Ракша, триптих "Кино", левая часть "Поиск", 1977 г.

Триптих «Кино», левая часть «Поиск», 1977 г.

Юрий Ракша, триптих "Кино", центральная часть "Премьера", 1977 г.

Триптих «Кино», центральная часть «Премьера», 1977 г.

«В триптихе «Кино» — и застольная работа, и съемочная площадка — операторы, актеры. Но главное — лицо Ларисы, каким оно запомнилось мне на одной из премьер. Она всегда волновалась, была открыта и беззащитна. Она несла в себе и сообщала духовность. А это как раз то главное, что всегда привлекает меня в людях, что я всегда стремлюсь увидеть и раскрыть в своих героях».

Юрий Ракша, триптих "Кино", правая часть "Работа", 1977 г.

Триптих «Кино», правая часть «Работа», 1977 г.

«В триптихе есть свои законы, которые для меня теперь не просто известны, а выстраданы и прожиты, — симметрии, соразмерности цветовой переклички, линейного продолжения или разграничения и т. д. Мне хотелось бы сравнить возможности триптиха с искусством кино. Действительно, в триптихе возникает последовательность восприятия, разновременность, внутреннее развитие, как в кинематографе. Но, конечно, эта форма восходит еще к древнерусской иконописи с ее житиями и окнами»

Юрий Ракша, "Лариса Шепитько"

«Лариса Шепитько»

Юрий Ракша, "Земляничная поляна", 1977 г.

«Земляничная поляна», 1977 г.

Юрий Ракша, плакат к кинофильму "Летят журавли", 1977 г.

Плакат к кинофильму «Летят журавли», 1977 г.

Юрий Ракша, "Солнышко", 1978 г.

«Солнышко», 1978 г.

Юрий Ракша, "Анюте 13 лет", 1978 г.

«Анюте 13 лет», 1978 г.

Юрий Ракша, "Арсений Тарковский", 1978 г.

«Арсений Тарковский», 1978 г.

Юрий Ракша, "Писатель Савва Дангулов", 1978 г.

"Писатель Савва Дангулов", 1978 г.

Юрий Ракша, "Молодые зодчие", 1978 г.

«Молодые зодчие», 1978 г.

«Хотелось заглянуть в завтрашний день. Там меня встретили давнишние и знакомые звуки пилорамы, запахи свежего дерева, крашеных полов, беленых барачных комнат – все как из детства… Первое время было трудно, даже глядя на все своими глазами, отречься от шаблонных представлений и пластических решений. Но не хотелось заниматься репортажем… Мои картины о БАМе «Молодые зодчие» и «Разговор о будущем» родились уже в Москве, когда успокоился, когда не так разбегались глаза на детали. Хотелось меньше антуража – ближе к полюбившимся героям. Пришла мысль: они молоды, а значит, они немного из завтрашнего дня. Каким он будет, что предстоит им построить?! Вот почему мои герои изображены в момент глубокого раздумья, предрешенья, духовного сосредоточения»

Юрий Ракша, "Добрый зверь и добрый человек", 1978 г.

«Добрый зверь и добрый человек», 1978 г.

"Маленькие купальщики", 1979 г.

«Маленькие купальщики», 1979 г.

Юрий Ракша, "Жужа и Янош из Будапешта", 1979 г.

«Жужа и Янош из Будапешта», 1979 г.

Юрий Ракша, "Продолжение", 1979 г.

«Продолжение», 1979 г.

Юрий Ракша, "Разговор о будущем", 1979 г.

«Разговор о будущем», 1979 г.

Юрий Ракша, "Писатель Ирина Ракша", 1978-1980 гг.

«Писатель Ирина Ракша», 1978-1980 гг.

Юрий Ракша, эскиз к "Проводам ополчения", 1980 г.

Эскиз к «Проводам ополчения», 1980 г.

«Не хотелось героев сверхчеловеков, не хотелось иконоподобных, пустоглазых, ничего не выражающих ликов. Если бы битва происходила сегодня, я увидел бы на поле своих друзей, знакомых и незнакомых людей, тех, кто сегодня рядом со мной — моих современников. Не хотелось и самого боя, рукопашной, бряцания оружием — это скорее удел кинематографа. И пришло решение: пусть я увижу своих героев в основные высокодуховные моменты — благословения на битву, прощания с Родиной, проводов ополчения на битву, и в момент собирания духа перед битвой — предстояния. Так я пришел к трехчастной форме картины триптиху, что дает возможность показать событие многопланово и в развитии».

Юрий Ракша, триптих "Поле Куликово", Левая часть "Благословение на битву", 1980 г.

Триптих «Поле Куликово», левая часть «Благословение на битву», 1980 г.

Юрий Ракша, триптих "Поле Куликово", центральная часть "Предстояние", 1980 г.

Триптих «Поле Куликово», центральная часть «Предстояние», 1980 г.

Юрий Ракша, триптих "Поле Куликово", правая часть "Проводы ополчения", 1980 г.

Триптих «Поле Куликово», правая часть «Проводы ополчения», 1980 г.

В 1984 году родные и близкие художника выпустили о нем короткий документальный фильм

Куликово поле Юрия Ракши from kinogramma on Vimeo.

Коллекция сканов работ художника в большом разрешении
Галерея сканов художника

VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/7 (0 votes cast)
VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)