Трейлер картины «Однажды в провинции» создает ощущение фильма, который можно смотреть только под дулом пистолета: грязь, упадничество, хамство, бытовое насилие, пьяные разговоры… Стандартный видеоряд житейского отечественного кино, к которому у нормальных людей давно сформировалось устойчивое отвращение. Если бы я только знал, что друзья позвали меня на премьеру картины Кати Шагаловой из этого трелера, никогда б не пошел. Но я не знал. К счастью.

По форме работа Шагаловой — натуральная чернуха, и все же — не чернуха. Такой вот парадокс. Парадокс относительный, поскольку ясно, за счет чего картина оказывается красивой, умной и цельной.

По завязке сюжета девушка Настя — звезда криминальных сериалов — приезжает жить к своей сестре в пригород большого города, а по сути рабочий поселок. Детали ее личной трегедии остаются за кадром, мы знаем лишь, что она потеряла все, что имела, поссорилась с родителями, у нее нет перспектив и она на грани отчаяния. Такой, скрепя сердце, и принимает ее к себе сестра Вера, которая ведет нищенское хозяйство своей семьи. Ситуация осложняется тем, что Настя когда-то рассказала отцу — генералу — о романе Веры с солдатом — будущим мужем — и того отправии служить в горячую точку. Вернулся он оттуда с контузией, ненавистью к Насте и тремя друзьями. Четверка однополчан и становится центральными персонажами фильма.

Жители поселка влачат по-настоящему нищенское существование, все главные герои живут в одном бараке, при этом друзья не унывают и радуются жизни. Периодически в их внутреннее благополучие вторгается ужас, пережитый на войне, а дружба оказывается под угрозой из-за интриг душевных и сексульных пристрастий, но все же им удается сохранить и сплотить вокруг себя этот маленький и убогий мирок.

Мирок, правда, оказывается густо населен, в первую очередь, выходцами из Центральной Азии с которыми друзьям удается поддерживать более-менее дружеские отношения.

Шагалова, презентуя фильм, предельно дистанцировалась от каки бы то ни было его аллегорических и метафорических трактовок, настаивая на том, что снимала в первую очередь социальную драму и картину из жизни современной России. Решусь утверждать, что если смотреть на фильм подобным образом он вовсе не представляет собой никакой ценности, растворяясь в уже упомянутом море чернухи.

Мне фильм показался интересен именно возможностью его метафорического прочения. Поселок, в котором царствует очевидное безвременье, по дорогам которого каждое утро и каждый вечер колоннами на работу и обратно шествуют толпы безликих рабочих, являет некую Валгаллу. Герои-воины, прошедшие через смертельный ужас. находят в нем свое вечное пристанище. Они прекрасны, полны сил, разрывваются от избытка мужской энергии, но действительность, окружающая их, сера и уныла. Валгалла оказывается на деле чем-то средним между миром теней Аида и чистилищем.

Все готово служить друзьям: женщины безропотно признают их однозначное превосходство, мужчины готовы в любой момент задружиться и поддержать героическое величие, даже реальность, представленная в виде автомобильного хлама, преображается и превращается в работающие машины. Но им негде реализовать себя. Прошлое, в котором остались их души, не отпускает от себя. В удел им остается лишь пир, и они пируют при каждом удобном случае, заглатывая водку из пластиковых стаканчиков.

Ложными героями, штурмующими эту Валгаллу, в фильме представлены скинхеды, имитирующие доблесть и воинское достоинство. От них друзья так же вынуждены защищать свой вечный приют.

В фильме отчетливо прослеживается две линии разрешения этой безысходности безвременья: в одном доме с друзьями живет туркмен, чья беременная мусульманка-жена символизирует начало новой благой жизни, способной преобразовать мир вокруг. И один из героев в какой-то момент решается убежать с Настей в поиске лучшего мира за пределы поелка…

Итог: фильм более чем смотрибельный, наверное, я даже рекомендовал, как минимум, посмотреть его для общего знакомства.
В картине интересно реализовано эстетическое начало: помимо нарочитой подчас красоты главных героев, режиссеру удалос передать относительную гармонию ветоши, одушевленную присутствием человека.
Интересно, что «Груз 200» Балабанова, «Новая земля» и «Однажды в провинции» складываются в общую тенденцию, заставляющую предположить, что в России сегодня формируется новый жанр философичного кино, рассуждающего о проблемах и перспективах страны в ярких простых диалоговых формах.

VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/7 (0 votes cast)
VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)