Захватывающая одиссея веселых зверей, насильно увезенных из нью-йоркского зоопарка, обрела закономерный и яркий финал. Побывав на острове Мадагаскар, навестив Африку, исколесив пол-Европы, они, наконец-то, вернулись в потерянный дом, чтобы проститься с ним и добровольно отправиться в бесконечное цирковое путешествие. Последняя часть трилогии оформила и раскрыла логическую структуру фильма, сделав возможным его анализ. Наиболее вероятная трактовка картины «Мадагаскар» — загробное путешествие гностических душ.

Общий сюжет фильма таков: Группа зверей из зоопарка Нью-Йорка умирает при неизвестных обстоятельствах. Возможно, их убивают при попытке к бегству, возможно, они тонут при транспортировке на родину, но, учитывая, что во второй части картины им встречается множество душ погибших нью-йоркцев, с которыми наши звери даже вступают в конфликт, можно предположить, что все они – и звери, и люди – жертвы теракта 11 сентября. Дополнительно на эту мысль наводит образ горящей и разрушенной статуи свободы, который встречается на протяжении фильма несколько раз.

10 зверей – лев, зебра, жираф, бегемот + четыре пингвина + две шимпанзе – отправляются в загробное путешествие. Воинственные пингвины в начале попадают в заснеженную Вальхаллу, но быстро в ней разочаровываются и приплывают к остальным друзьям на остров Мадагаскар.

Мадагаскар – своеобразный лимб, место где все подчинено простейшим законам голода и экстатического веселья и душам надлежит обрести себя, переборов примитивные страсти. Центральным местом первой части является откровение смерти, происходящее под песню Луи Армстронга «What a wonderful world!» («Что за чудесный мир!»). Зебра, жираф и бегемот получают его через сочувствие и страх, а лев через сочувствие и переживание инстинкта убийцы. Примечательно, что сцена заканчивается паническим криком зебры Мартина: «За что мне это?! Это же ночной кошмар!»

Однако «человечность» и жажда свободы побеждают в героях все страсти, и они, распугав души, одержимые вечным голодом (фоссы), попрощавшись с душами, порабощенными бесконечным весельем (лемуры), ведомые пингвинами, улетают в рай. В лимбе к ним присоединяются две души лемуров – Джулиан и Морис. Таким образом путешественников становится двенадцать. Их постоянно пытается настичь надоедливая душа лемура Морта, от которой все герои стремятся избавиться, очевидно, справедливо опасаясь, что тринадцатый участник принесет путешествию несчастье.

Рай передан во второй части в образе африканского заповедника. Зверям уже ничего напрямую не угрожает и они открывают для себя опыт любви: любви внутрисемейной, дружественной, личной. Ответственность любви и тяготы священных обязанностей становятся главными испытаниями второй части трилогии. Попутно героям предстоит выступить защитниками рая: помочь потерявшимся душам людей преодолеть страх, изоляционизм и память о земной жизни. Во второй части раскрываются характеры обезьян: они оказываются хранителями рационального знания – механики, арифметики, логики.

Третья часть начинается с того, что пингвины вместе с шимпанзе покидают зебру, льва, жирафа и бегемота, сбегая из рая. Они отправляются предаваться разнузданным порокам в Монако – первый круг Ада. Льву Алексу снится вещий сон, в котором он видит святую, блаженную старость, и это видение пугает его. Он хочет вернуться в Нью-Йорк – место, где был доступен выбор, в котором таится истинная свобода. Друзья, как всегда, поддерживают его и вместе они отправляются в Ад за пингвинами – своими проводниками по миру мертвых.

В Аду их начинает преследовать Сатана в образе главы отдела по отлову животных Монако — капитан Шантель Дюбуа. Сатане необходимо заполучить голову Алекса, чтобы начать владычествовать над всеми душами животного мира. Но друзьям удается скрыться: их принимает в свои ряды бродячий цирк. Циркачи бесконечно колесят по странам Европы в надежде, когда-нибудь попасть в Америку (землю обетованную), но у них нет шансов: тигр Виталий – глава труппы, умевший вопреки законам физики пролетать в прыжке через ничтожно малые кольца, потерял свой дар из-за страха смерти. Алекс возвращает Виталию смелость и веру в победу, воодушевляет артистов жаждой свободы и вместе они завоевывают билет в желанный Нью-Йорк.

ND: Образ поезда, доставляющего души на небо, отражен в песне Ильи Кормильцева «Железнодорожник»:

Нью-Йорк – рай обретенный и небесный град — разочаровывает друзей. Более того, они обнаруживают, что их дом был и остается тюрьмой с запорами и оградой. Преподав бой Сатане, задействовав все свои таланты, навыки и сверхъестественные способности, души друзей сливаются в фейерверке радости свободы и устремляются ввысь, за пределы добра и зла.

Образы загробного освобождения, выхода за пределы земных и телесных оков, преодоления ограничений греха и святости встречаются в архаической религии гностицизма — мистического учения, восхваляющего откровение духовной свободы и необычайное родство и близость (вплоть до объединения) душ, обретших посвящение. Именно гностической свободы добиваются герои мультфильма «Мадагаскар» и обретают ее в итоге своего трансцендентного приключения.

VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/7 (0 votes cast)
VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)