Все сейчас обсуждают недавнее представление группы обнаженных девушек под названием Femen в соборе Парижской Богоматери, которое повлекло за собой множество комментариев в прессе. Это небольшое движение всегда вызывает шумиху, потому что голая грудь неизменно привлекает камеры. Эти девушки молоды и красивы, а их груди служат транспарантами для феминистических лозунгов. Но не думайте, что они вызывают неодобрение лишь у католиков-традиционалистов. Появившись во Франции, они также породили споры среди феминисток и левых. Дело в том, что их акции не несут в себе феминистского посыла, а лишь усиливают окружающее женоненавистничество и обостряют сексизм, который и так систематически используется в рекламе.

С 1960-х годов феминистки неизменно выступают против использования сексуальных образов обнаженных женщин в рекламе. Активистки Femen сводят все к демонстрации собственных тел и полагают, что превращение тела в некое подобие наружной рекламы может способствовать достижению их политических целей. По всей видимости, они забывают о знаменитой фразе Маклюэна: «The Medium is the Message» (носитель послания является самим посланием). Голая грудь — это единственное, что запомнится СМИ, остальное не имеет значения. Их направленное против Папы послание совершенно инфантильно, потому что толпа, безусловно, будет радостно свистеть при виде голой женщины (это, кстати говоря, прекрасно соответствует современным рыночным нормам), а на смену одному Папе придет другой. Никакого game over в Риме не будет, а парижские зеваки получили веселое зрелище.

Эти девушки утверждают, что протестуют против насилия во Франции. В октябре они устроили акцию в ответ на принятое в суде решение (оно, безусловно, было несправедливым), но, как видно из выложенного в сети Le Monde видеоролика, они спутали судебный приговор с позицией всей Франции (далеко не все они говорят на ее языке и понимают принципы ее устройства). «Франция — это страна изнасилований», — сказала одна из них на английском языке с заметным украинским акцентом, продемонстрировав тем самым либо непонимание ситуации с изнасилованиями в других государствах, либо типично маркетинговое пристрастие к преувеличениям. Более того, эта активистка заявила, что раз насильников не осудили, Femen поймают и кастрируют их. Так что же скрывается за карнавалом, который многие находят привлекательным (или даже эротичным)? Полное непонимание демократического процесса и приверженность правосудию Дикого Запада. В 1968 году говорили «под булыжниками мостовой — пляж», а сейчас это выглядело бы скорее «за голой грудью — ультраправые». Насильников, разумеется, необходимо задержать и судить, но во Франции их не кастрируют. Это как раз-таки служит проявлением человечности, потому что правосудие не должно использовать те же методы, что и преступники. Такая древняя библейская логика «око за око, зуб за зуб», означала бы смертный приговор для всех убийц. Однако в 1981 году у нас, к счастью, все же отменили высшую меру.

К чему вообще все эти акции с обнаженкой? Они никак не могут повлиять на мнение тех, кто не разделяет взглядов этих феминисток. Те католики, что критически настроены в отношении своей церкви по вопросам нравов, лишь еще больше утвердятся в своих убеждениях. И такой эксгибиционизм способен лишь укрепить сексистские настроения среди мужчин, которые только рады тому, что женщины срывают с себя одежду на публике. Послание Femen — это внутренне послание, своего рода карнавал, который нравится всем, кто разделяет одни идеи или предрассудки и выставляет их напоказ.

Femen опираются на ценности общества, ориентированного на зрелища, и никоим образом не пытаются изменить их. Как и в случае со slutwalks (буквально, «марши шлюх») в англоязычных странах, сексистские предрассудки становятся только сильнее, потому что если уж раздеваться начинают и сами феминистки, это подтверждает обоснованность использования женского тела и сексуальных мотивов в коммерческих целях.

Актерам на этом карнавале, лишенном политических задач, прекрасно известно, что пока идет представление, они меняют кодексы и ценности, однако затем, после закрытия, все останется, как было. Информационная буря вокруг Femen, по всей видимости, заставляет забыть об этом правиле обращения ценностей. Без голой груди не было бы никакого явления Femen, но с голой грудью нет уже и никакого политического послания. В Le Monde diplomatique вышла статья «Бунт — это слишком» об использовании революционных образов в маркетинге. В случае Femen мы увидели нечто подобное внутри феминистского движения: карнавальные и эксгибиционистские методы обесценивают его послание, приравнивая его к сексистской рекламе.

В современном постмодернистском обществе границы между текстовыми жанрами и политическими выступлениями постепенно стираются. Как бы то ни было, путать жанры тоже нельзя. Мы не становимся участниками акций, когда читаем сатирический Le Canard enchaîné. Актеры традиционного карнавала не принимают себя всерьез. Femen же воспринимают себя совершенно серьезно, однако результаты их действий полностью противоречат тому, чего они, по их словам, добиваются. Если приглядеться внимательнее, вам станут заметны их экстремистские и антидемократические цели. У них есть право устраивать акции, но и мы вправе называть их поверхностными и дешевыми.

Пьер Герлен (Pierre Guerlain)
Оригинал статьи
Оригинал перевода

femen2_1

VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/7 (0 votes cast)
VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)