Сногсшибательная, фееричная, озорная, уморительная, дерзкая, умная, скандальная, смешная, долгожданная, новаторская, наглая футуристическая картина. Самый дорогой фильм в истории Финляндии. Огорошивающий ответ европейского кинематографа и европейской демократии американской гегемонии в политике и кино. Фильм о том, как нацисты, спасшиеся на темной стороне Луны, с Америкой против всего мира дружились.

Сюжет: 2018 год. Канун президентских выборов в США. Америкой руководит ОНА – белая женщина-республиканец, победительница Обамы. В манере общения, прическе, очках президента угадываются черты Сары Пэйлин – экс-губернатора Аляски, несостоявшегося вице-президента при неудачливом кандидате Джоне Маккейне, но ОНА — безымянна, окружающие зовут ее просто «г-жа Президент». Её предвыборный слоган «YES SHE CAN!» («Да, ОНА может!») — пародия на «YES WE CAN!» («Да, мы можем!») Обамы. ОНА планирует выиграть выборы за счет медийного успеха первой высадки темнокожего астронавта на темной стороне Луны. Иной официальной цели полета на спутник афроамериканца нет, но первым на поверхность из шаттла выпрыгивает космонавт в белом скафандре (на негре скафандр темного цвета) и начинает искать следы какого-то газа «Гелий 3».

Экспедиция обрывается едва начавшись – подле землян вырастают военные в нацистских плащах и кислородных масках, они убивают белого космонавта и забирают в плен негра. Темная сторона Луны оказывается последним оплотом III-го Рейха – колонией, в которой, скрываясь от посторонних глаз с 1945 года, фашисты вынашивают планы реванша и мести.

Немецкий город, построенный в форме свастики, вмещает в себя завод по производству оружия, центр обработки газа «Гелий 3», жилые помещения, административный корпус, лекционный зал, лаборатории, etc. В нем живет Рената Рихтер – прелестная девушка, которая искренне верит в добро и идеалы национал-социализма. Рената преподает детям английский язык и основы фашистской идеологии. Она убеждена – рано или поздно последователи Гитлера вернутся на Землю, чтобы просветить и исправить людей.

Рената находит общий язык с пленником и убеждает его ради спасения собственной жизни, хотя бы для вида, принять сторону гитлеровцев. Космонавт «Вашингтон! Джеймс Вашингтон!» соглашается, ему удается заручиться шатким доверием нацистов, воодушевленных успехом жестокого эксперимента доктора Рихтера, который превратил Вашингтона в альбиноса со светлой кожей.

Уберменши отправляют на Землю экспедицию под руководством Клауса Адлера – жениха Ренаты. Официальная цель полета – привезти на Луну продукцию Эппл, благодаря которой начнет работать «Сумерк богов» — самое страшное оружие возмездия во вселенной. Но Адлер лелеет собственный план: он хочет воспользоваться знакомством Вашингтона с президентом США, убить ЕЁ и развязать войну, которая сделает его фюрером.

Интервенция гитлеровцев радикально меняет жизнь на планете: фашистская идеология становится новой политической доктриной республиканской партии США, государства Земли изобличаются в гонке космических вооружений, а между странами начинается третья мировая война за новый неистощимый источник альтернативной энергии – «Гелий 3». На что смогут рассчитывать любовь и надежда посреди этого ада?

Гламурный фашизм и котики

Важно понимать: «Железное небо» — политическое кино. Не романтическая сказка, которая разыгрывается на фоне исторических событий, как в культовом мюзикле «Звуки музыки» Роберта Уайза, не философская драма о смерти и любви, как «Кабаре» Боба Фосса, а политическая сатира, использующая сюжет и эмоциональные сцены для одной цели – донести до зрителя разоблачительные идеи и категоричные суждения об устоявшемся миропорядке. Возможно, это нелегко будет принять российскому зрителю, практически лишенному отечественного политического кино и попросту обделенному опытом идентификации политического в кинематографе, но та прямолинейность и резкость, с которой картина про селенитов-фашистов берется предъявлять счет дню сегодняшнему и отдельным игрокам планетарной политики, выходит за рамки привычных мировых трендов.

Нас приучили к тому, что современный кинематограф, касаясь политики, либо заостряет внимание на единичной проблеме, например, вымирании старых американских городов, как в фильме «Главная улица» Джона Дойла, либо легитимирует и оправдывает уже свершившиеся большие перемены, как картина «Диктатор» Ларри Чарльза, либо создает альтернативную, «правильную» реальность, как «Аватар» Джеймса Кэмерона. «Железное небо» пренебрегает всеми этими вариантами и повторяет путь «Великого диктатора» Чарли Чаплина — затевая «войну против всех».

«Великий диктатор» — жестокая и хлесткая сатира на Гитлера, созданная Чарли Чаплиным – вышла на экраны в 1940 году, когда Америка поддерживала мирные отношения с Германией и рассчитывала избежать участия во Второй мировой войне. Поэтому «Великий диктатор» получил категорическое осуждение элит не только в Третьем Рейхе, но и на родине. Соратники Рузвельта расценили фильм попыткой навязать Америке невыгодную политическую повестку, снятой на деньги европейских держав. В конечном итоге подобные подозрения и слухи плачевно сказалось на карьере великого комика, стремившегося рассказать миру о безумии фашистского лидера, которое он смог прозреть художественным чутьем. Настойчивыми отсылками к картине «Великий диктатор», вплоть до отождествления, наполнен фильм «Железное небо».

Основной «удар возмездия» фильма приходится на Соединенные Штаты Америки и возглавляемый ими мировой истеблишмент. Штатам припомнили все: и войны за нефть под видом опеки демократии, и культ пафосных, безумных политтехнологий, и гонку вооружений, и оголтелое невежество первых государственных лиц, путающихся в фактах истории даже своей страны. В финале картины оказывается, что нацисты — вовсе не сверх-зло, а лишь нелепые неудачники, которых однажды прогнали со сцены мировой истории более амбициозные и хитрые дяди, изгои решились вернуться, но им опять указали на дверь.

Основными властными атрибутами современного «демократического» тоталитаризма по версии фильма являются гламур и хай-тек, правящие людьми посредством медиа. Фюрер XXI века – это самостоятельная, смелая женщина в розовом френче, с экранов айпадов призывающая к повсеместной диктатуре добра. Властолюбивая сексуальность, корыстный феминизм и проповедь высшей гламурной жизни одномоментно поглощают фашистскую идею мирового господства, не оставляя ей ни единого шанса на самобытный успех. Жаль, что в картине «Железное небо» не нашла отражения тема «котиков» — культа паразитирования и эгоистичных манипуляций умилением, возведенным в абсолют. Будем надеяться, разоблачением этого порока современности займутся следующие части фильма, с производством которых режиссер Тимо Вуоренсола обещал не затягивать.

Если говорить о художественной ценности фильма «Железное небо», определенную новизну можно увидеть в самой идее прилета из космоса угрозы прошлого. Обычно пришельцы в кино воплощают и символизируют беды, порожденные прогрессом («несчастья из послезавтра»), либо дают возможность зрителям взглянуть в глаза доисторической и доиндивидуальной архаике («звери Апокалипсиса»). Здесь же рассматривается вероятность исторического реверса: день вчерашний спускается с неба, чтобы стать современностью, но единственное, чего ему удается достичь – это поставить под сомнение факт, что сегодня наступило, а мы не дремлем в позавчера, убаюкиваемые пластмассовыми мультимедийными снами.

Колония немцев на темной стороне Луны становится итоговым прибежищем человечества — ковчегом, сохранившим новую белокурую Еву и нового темнокожего Адама в убийственном огне «конца истории».

VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/7 (0 votes cast)
VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)